Интервью с Седриком Клапишем

— Стиль "Ни за, ни против" очень отличается от ваших предыдущих фильмов. Вы намеренно сменили тональность?

— Да, и еще из чувства противоречия, чтобы сорвать все ярлыки, которые на меня навесили в статьях. А американцы даже предложили мне снимать у них романтические комедии в стиле "Когда Гарри встретил Салли" Роба Райнера. Меня это стало несколько раздражать, и я спросил себя: почему люди меня так видят? Да, после фильма "Каждый ищет свою кошку" можно составить обо мне такое мнение, но я не чувствую себя таким уж добрым. Фильмом "Ни за, ни против" я хотел сказать, что у меня, как и у всех, несколько граней, что я и добрый, и злой, почти как Кати, героиня фильма.

Этот фильм — полная противоположность "Испанки" по нескольким параметрам. Я сделал "Испанку" почти не размышляя, по первому варианту сценария, тогда как "Ни за, ни против" — результат размышлений. Над такими темами, как добро и зло и насилие, нужно размышлять. Нельзя ставить фильм только для того, чтобы развлечь людей, а если мой получился слишком жестоким, то ничего не поделаешь!

— Вы ожидали такой успех "Испанки"?

— Совершенно нет! Хотя сценарий у всех вызывал смех, нам, тем не менее, говорили, что сделать фильм на трех языках — это рискованная затея, не говоря уже о том, что сюжет никого не заинтересует. Мы даже не предполагали такого успеха. Подобное уже было с фильмом "Каждый ищет свою кошку", где рассказывается о старой женщине и девушке, у которой пропала кошка, я снял его с друзьями в квартале Бастилия. Фильм был продан в 50 стран.

Я бы хотел полгода ничего не делать после "Ни за, ни против". Честно говоря, я еще не знаю, что мне хочется делать. Я подожду, пока у меня не появится желание чего-то сделать.

— Как вам пришла мысль пригласить на роль Жана Венсана Эльбаза, который впервые сыграл в вашем фильме "Молодежная угроза"? Как вам удалось уговорить его на эту роль? Глядя на него, испытываешь тревожное чувство.

— Если вы пересмотрите "Молодежную угрозу", вы увидите, что уже там он вызывает тревожное чувство (смеется). Возможно, это есть в нем. Мне кажется, его завораживают преступники, люди, живущие в мире зла. У него никогда не было возможности сыграть такого человека, а я знал, что он этого хочет. В нем бьющая через край внутренняя энергия, и я постарался использовать в нем это напряжение дикого зверя в клетке. Когда я дал ему в руки оружие со словами "Только не стреляй из него", я почувствовал, что он способен это сделать.

Хотя он должен внушать страх, прекрасно видно, что он может быть уязвимым, нежным, что его трогает Кати. А в ней, хрупкой и мягкой девушке, тоже скрываются другие качества. Я попытался сделать своих персонажей притягательными, и когда с ними случаются жестокие вещи, ты этому веришь. Проблема многих современных детективов в том, что уже не веришь персонажам. В какой-то момент вам становится наплевать, умрут ли они или их схватит полиция. Сделав их привлекательными, я добивался того, чтобы не хотелось, чтобы их поймали, поэтому здесь особенно интересна нравственная проблема. Пожалуй, это основная причина, по которой я сделал этот фильм.

— Как вы объясните, что вот уже много лет именно полицейские стали героями. Вы лично кто, полицейский или преступник?

— Думаю, что я всё же скорее преступник. Я не люблю людей, которые читают вам мораль, даже если я думаю, как и все, что ненормальных и опасных людей нужно арестовывать (смеется). Сейчас мы живем в очень морализированное время, и министр внутренних дел Франции Саркози очень похож на Буша. Оба они выдают себя за суперполицейских, говоря: "Повеселились и хватит, теперь закроем двери. Один устанавливает бронированные двери перед дверями в лицей, а другой посылает военных для свержения диктаторов... Я считаю, что смешение ценностей, возникшее в конце 70-ых годов, стало сейчас очень опасным, так как у людей теперь так мало ценностей, что они делают много плохих вещей. Мы живем в эпоху, когда надо прекратить делать нехорошие вещи, но я не согласен с этими полицейскими. Человек, который становится на сторону добра, говоря: "Я знаю истину, я скажу вам, что надо или не надо делать", тоже опасен. Это я и пытаюсь сказать своим фильмом! Преступник, прежде всего человек, который может делать нехорошие вещи, но тот, кто его арестовывает, тоже может быть в некоторых случаях плохим.

— Говоря о "Ни за, ни против...", вы проводите параллель между миром кино и миром преступников. Что вы думаете об ограблениях в некоторых фильмах, которые выходят во Франции примерно на 1000 экранах?

— Я избалованный ребенок. Если бы "Испанка" была моим первым фильмом, с него бы не сделали 400 копий. Я всегда был сторонником культурного разнообразия. В настоящее время во Франции до сих пор выпускают по 200 фильмов в год. Нужно это сохранять, потому что это настоящее богатство. Есть люди, которые говорят, что нужно перестать снимать фильмы, что зрителей нет, но всё гораздо сложней! У нас во Франции есть такие режиссеры, как Жан-Пьер Бакри, Аньес Жауи, Тони Маршаль, Матьё Кассовиц, Жан-Пьер Жене, Лоран Буник, Арно Деплешен, Паскаль Ферран... Есть очень разные режиссеры, и тот факт, ходят ли на их фильмы или нет — не так важно, каждый помогает остальным. Очень важно помогать прокату и принимать такие политические решения, которые помогают сохранять это разнообразие. Страны, которые этого не делают, как, например, Италия, делающая коммерческие фильмы, больше не имеет кино.

Я не хочу способствовать американской гегемонии, я предпочитаю быть защитником европейского духа. Мне кажется, что мы еще не поняли, что сила Европы — в ее действительном разнообразии, в ее невозможности унифицирования. Я думаю, что если Каурисмяки будет делать фильмы с французами, англичанами и немцами, он проиграет, он должен делать фильмы с финнами. Нужно сохранять наши специфические различия. Лично я бы не хотел, чтобы Альмодовар делал фильмы в Соединенных Штатах. Я хочу, чтобы каждый сохранял и защищал свою культуру.

* * *

Команда Клапиша — это уже испытанная банда. На ее счету — удачные дела — "Испанка", "Семейное сходство". Задумывая "дело" и подготавливая его с самого сценария, Клапиш часто привлекает своих верных лейтенантов Сантьяго Амигорену и Алексиса Гальмо ("Молодежная угроза", "Возможно", "Ни за, ни против..."). Над такой хорошо структурированной организацией постоянно нависают два Домокловых меча: во-первых, повторение, риск копирования предыдущих успешных фильмов, что, естественно, ослабляет результат, и, во-вторых, смена стиля, что может привести к распаду банды. После провала "Возможно", антиконформистского эссе на тему научно-популярного кино, Клапиш понял свою ошибку и вместе с тем открыл для себя свой статус — режиссера комедий. "Ни за, ни против" — это новая попытка поставить картину в этом жанре, за тем исключением, что на этот раз Клапиш соблюдает все условия и правила жанра. Он выбрал полицейский жанр, ступив на престижную франко-американскую область, где себя показали такие режиссеры, как Мельвиль, Вернёй, Лотнер, Беккер, Хьюстон и Скорсезе. С одной стороны, фильм можно считать успехом. Клапишу удалось переварить весь унаследованный опыт, извлечь правильные кинематографические уроки от своих предшественников, и в то же время сохранить свою индивидуальность. Современное французское кино богато попытками в этом жанре, но очень бедно успехами в нем, так что на этом фоне можно сказать, что Клапиш определенно сделал успешный рывок.

Но сам фильм, к сожалению, не лишен недостатков. Он совершенно очевидно делится на две части, комедию и детектив, и оставляет горькое чувство разочарования. В первой части Клапишу удалось эффективно и с юмором охарактеризовать каждого персонажа. Он убедительно показал нам эту частично симпатичную, частично опасную шайку друзей, в случае необходимости берущих деньги там, где они лежат. Однако банда Эльбаза постоянно балансирует между профессионализмом и обескураживающим любительством, бурлескным юмором и серьезным гротеском, вызывая ощущения бессвязности и некоторой небрежности. Вторая часть фильма самая разочаровывающая, она полна элементами "дежа вю", плохо вписывающихся в данную ситуацию, спорными кажутся также технические приемы, как, например, свет, чересчур насыщенный зеленым и желтым цветами, слишком пестрая партитура и прерывистый монтаж довольно дурного вкуса (наиболее слабое место). Но Клапиш-режиссер с этим справляется, хотя Клапиш-режиссер актеров намного лучше, просто блестящий. Главные исполнители все убедительны, особенно Симон Абкарьян. В общем, "Ни за, ни против" — фильм ни хороший, ни плохой, и останется попыткой проявить себя в жанре, который в данный момент находится в большом упадке. Ожидаемого блестящего детектива не получилось, однако у нас есть милая драматическая комедия. Что ни в коей мере не умаляет таланта режиссера, которому пожелаем еще большей отваги в следующих фильмах.

Жан-Люк Брюне

Седрик Клапиш »

Седрик Клапиш о своей работе »

« На главную